Мітки: city

АННІС ЗАХАРОВА: ПРО РУХ СВІДОМОЇ МОДИ «SUSTAINABLE FASHION» В УКРАЇНІ ТА СВІТІ.

Анніс Захарова: про рух свідомої моди «Sustainable Fashion» в Україні та світі.

Речей багато, а вдягнути нічого. Ця катастрофа сталась не тільки у вашій шафі. Вона набула глобального масштабу. І проросла у вигляді екологічних проблем планети, роблячи з неї шафу з купою мотлоху.
Від щоденного вибору до масового явища. Від невеличких компромісів з собою  до нехтування високими принципами, від потакання собі та марення модою – до величезних екологічних проблем.

Це інтерв’ю не було взято, щоб зупинити цунамі сліпої моди. Але віримо, що читач зможе зробити певні висновки і відтворити їх у повсякденному житті. А ще краще, розповісти про це своїм друзям. Як фундамент будинку будується з маленьких цеглин, так і великі зміни починаються з маленьких, але впевнених кроків.

Перший крок до свідомої моди «Sustainable Fashion» нам допоможе зробити дизайнер, стиліст, історик, лектор, колекціонер, суспільний діяч – Анніс Захарова.

З творчістю Анніс мені пощастило познайомитись набагато раніше і впевнена, що вона є дуже компетентною в питанні свідомої моди.

Анніс, привіт! Розкажіть про те як Ви вирішили створити власний бренд AZAVA?

Ольга, здравствуйте. Также приветствую всех читателей и благодарю за интерес к моей деятельности. Начну с того, что AZAVA – это не бренд. Это имя. Между данными понятиями имеется существенная разница. У этих двух слов разная суть и разный посыл. Тренд сегодняшнего дня – это успешность. Которую современный мир определяет прибылью, популярностью и многочисленным влиянием на сознание людей.
Для достижения этого человеку, конечно, необходимо создавать бренд и действовать всеми возможными инструментами бизнеса. Я же перед собой такой цели не ставлю. Поэтому имя AZAVA носит одежда, которая создается с одной единственной целью – сделать красивую мастерскую вещь навека, уникальную, гармоничную, горячо любимую теми, кто ее носит. А вдохновила меня на это дело любовь к одежде как к Вещи с большой буквы, как к предмету высокого искусства и средству выражения человеческой индивидуальности.

Я вовсе не пропагандирую утопическую мысль о том, что любая идея может приносить доход. Как и не говорю о том, что людям не нужно зарабатывать деньги. Просто необходимо четко разграничивать понятия хобби и бизнеса. Хобби от бизнеса отличается одним единственным пунктом. Но он кардинально меняет подход к организации дела и его ориентиры. Важно помнить, что главная цель бизнеса – прибыль.

И каждый приобретающий одежду у коммерчески ориентированных проектов должен понимать, что эти проекты в основной своей массе не интересуеются личностью человека и его потребностью – они сами создают нужные им образы и истории, диктуют собственные ценности и потребности. А потом профессионально внедряют их в сознание и подсознание людей для того, чтобы продавать свой товар, который эти искусственные ценности олицетворяет. Не весь бизнес такой. Но тот, которые имеет большой успех, который на слуху, продукт которого все хотят – на 99,9 % такой.

Анніс Захарова: про рух свідомої моди «Sustainable Fashion» в Україні та світі. 1

Очень важно не идти на поводу у того, чем заполнено информационное пространство планеты. Если вам 1000 раз сказажут : «Купи это! Без этой вещи ты неполноценный, а с ней – входишь в круг особенных и избранных. Она принесет тебе удачу, уверенность и радость», – скорее всего вы в это поверите.

И побежите покупать. Потому что каждому человеку хочется испытывать эти состояния. Хочется состояться. А все мы на свою беду не очень любим глубоко копать в познании самого себя, в значении слов, в последствиях своих действий и очень внушаемы. Результат – человека сегодня уже и человеком не называют – он потребитель.
Единица, приносящая кому-то доход. Поэтому не спешите верить тому, что видите и слышите. Не спешите покупать вещи, читать блоггеров, идти на рекламируемые выставки, концерты испектакли, читать бестселлеры, не романтизируйте бренды… Сами по себе они не могут сделать человека ни счастливым, ни полноценным. Я не говорю, что нужно закрыться дома или садитьсяза швейную машинку и самостоятельно шить себе одежду. Хотя порой это было бы очень полезно. Можно начать с анализа.
И прежде чем совершить какие-либо действия, необходимо отыскать внутри себя то, во что лично вы верите, что лично для вас является смыслом жизни – и лишь затем приступать к покупкам, отдавая предпочтение производителям, которые имеют схожие с вами идеалы. А в свете сегодняшнего дня 95% всей предлагаемой одежды вообще нельзя покупать. Современный человек испытывает на себе «раздвоение личности». Как белка в колесе гонится за трендами, боится выпасть из времени, не знает себя, заглушает внутренний голос. Теряет индивидуальность мировосприятия, высокие нравственные принципы и эстетические ориентиры. Наши познания скудны, а суждения поверхностны.

Поэтому не стоит понятие «бренд» воспринимать как что-то важное. Бренд и тренд – это инструменты бизнеса, средства манипуляции людьми и один из факторов кризиса Человека. Мода создала шаблон внешнего вида, шаблон мышления, шаблон образа жизни и мировоззрения, шаблон профессии и потребительских привычек. Человек потерял внутренний стержень и стал формой, в которую можно залить любую идею. Разве это хорошо? Идеи ведь разные бывают… Не все они хороши.

Анніс, чим відрізняється «Sustainable fashion» від звичайної моди?

Здесь я хотела бы начать с разъяснения того, что такое «Sustainable fashion». Если перевести на русский язык это английское словосочетание – получаем русскоязычный аналог «устойчивая мода». Что такое «устойчивость»? Существует множество определений данного понятия, но все они сходятся в том, что устойчивость предполагает некое сохранение и усиление. Мода же является совокупностью привычек, ценностей и вкусов, принятых в определённой среде в определённое время. Она характеризуется кратковременностью и быстротой смены своих тенденций. Выходит, что объединять понятия «устойчивости» и «моды» для определения одного явления – это не совсем логично. Потому что слова противоречат друг другу. Устойчивой моды не бывает. Устойчивой бывает традиция. Мода же всегда динамична.

 

За последние сто лет индустрия моды нанесла большой и непоправимый вред человеческому обществу и экологии всей нашей планеты. Сегодня мы наблюдаем изменение принципов работы лидеров индустрии на более лояльные ( этичные, экологичные), так как работать по-старому они больше не могут: ни человеческий, ни планетарный ресурс больше этого не позволяют. Но факт перемен не предполагает исчезновение индустрии моды в целом. Она продолжает быть самой большой и влиятельной в мире сферой бизнеса, главная цель которой – получение прибыли от своей деятельности.

Таким образом, тенденции развития современного мира, глобальные экологические проблемы потепления и исчезновения пресной воды, загрязнения биосферы, вопросы здравоохранения и прав работников вызвали у индустрии потребность меняться ради того,чтобы выжить. Из этого следует появление моды на «устойчивость» как закономерность.

Сколько времени она будет в тренде? Я не знаю. Будет на слуху до тех пор, пока не появится что-то новое, соответствующее обстановке в мире. В этом суть моды – реагировать наизменения в обществе и предлагать новые идеи, формы и образы.

Вашу лінію одягу « AZAVA» можна назвати Sustainable Fashion?

Я отношу свою деятельность к понятию «устойчивости», потому что строю ее на принципе индивидуализма и сохранения традиции высокого шитья, ремесел различных культур мира, стилизации вневременной классики. Вместе с этим работа выполняется с заботой об окружающем мире и людях, задействованных в деле. Этот подход рожден моим мировоззрением, реализовывается более 10 лет. Сегодня слова «устойчивая мода» могут использоваться и как обозначение движения за преобразования модной индустрии и как новое трендовое направление, позволяющее привлечь интерес общественности к тем, кто их произносит и себя ими маркирует. Повторюсь, что «мода» и «устойчивость» – это разные понятия. Мода – это индустрия. Индустрия – бизнес. Бизнесу нужна прибыль – это его цель, которую он достигает любым возможным для него способом. Эксплуатирует все, чем может достичь желаемого – и низменное и благородное.

В чому полягає вагомість такого руху?

Видите ли, это движение – продукт 21-го века. Ни в мудром античном мире, ни в утонченном 19 веке не существовало такого понятия. Оно – порождение жизнедеятельности нашего времени. Из чего напрашивается вывод, что с нами что-то не так. Что-то не так с нашими ценностями, способами профессиональной реализации, представлениями о самом себе,окружающих людях и жизни. Не в том направлении мы движемся, раз не можем сберечь того, что веками хранили и приумножали наши предки. Мы потеряли культуру: креативная индустрия и культура – это не одно и то же. Теряем свою планету, уничтожаем ее природу. Теряем себя и друг друга… Вот что является причиной нашего сегодняшнего разговора. Любые движение за «устойчивость» дают возможность увидеть эту проблему, осмыслить ее, кардинально изменить нечто основополагающее в самом себе, противостоять разрушениям и остановить нашу деградацию.

Які зміни може викликати поява руху Sustainable Fashion у світі?

Как я уже говорила, сегодня индустрия моды действительно меняется в направлении устойчивого развития. Это вызвано необходимостью. Но она по своей сути и по своей форме остается той же. Индустрией, порождающей массовую культуру. В которой нет ничего устойчивого. Я лично возлагаю надежды на то, что движение Sustainable Fashion обратит внимание людей на их ответственность перед собой, друг другом и планетой. Часто мы впадаем в отчаяние из-затого, что видим весь происходящий в мире мрак и понимаем, что глобально не можем ничего изменить. Глобально, одним ходом конечно не можем. Но! «Даже самый длинный путь начинается с первого маленького шага» – так гласит китайская мудрость.Мне нравится слоган украинского экоустойчивого проекта «Soon Store». Он звучит примерно так :
« Ты выбираешь реальность тем, что ты носишь».
И это правда. От каждой нашей покупки, от нашего обращения с вещами, от отношения к людям и жизни зависит мировая обстановка. По отдельности люди – не сила, но от суммы одинаковых частных действий зависит глобальная картина. Поэтому бизнес, поп-культура всеми силами стремятся завладеть умами людей – чтобы каждый локально на своем месте мыслил и поступал одинаково с другими, чтобы в сумме результат получался общим и таким, как нужно. А к чему приводит этот результат – об этом шла речь в предыдущем вопросе.

Де і коли уперше з’явився Sustainable Fashion ?

По сути, до середины 19-го века – до мировой промышленной революции – вся одежда была sustainable fashion. Ситуация изменилась с появлением готового платья, которое можно было купить в магазине. 150 лет это явление развивалось и в наши дни вылилось в кризис модной индустрии.В чем , собственно, этот кризис заключается? Будучи бизнесом, индустрия моды существует ради получения дохода. Новые мощности и изобретения позволили человеку осуществить свою давнюю мечту о получении сверхприбылей при минимальных затратах. Но это произошло исключительно за счет удешевления себестоимости изделий. Себестоимость уменьшается: стандартизацией вещей, упрощением их внешнего вида, снижением качества, увеличением тиража, удешевлением затрат на рабочую силу и сырья. Все это имеет свои глобальные последствия. Тем не менее, было реализовано, и реализовывается сегодня.

Но общественность всколыхнулась после того, когда в 2012 году произошла трагедия на одном из потогонных пошивочных цехов в Бангладеш. Можно сказать, что данное событие стало стартом движения за устойчивое развитие модной индустрии. Вы можете посмотреть документальный фильм «The true of coast» – он как раз об этом.

Як багато представників Sustainable Fashion у нас в Україні?

В Украине существует большое количество «устойчивых» самобытных проектов. И этопрекрасно! Более того, скажу, что многие из них – уважаемые всей мировой общественностью активистов Sustainable Fashion. А есть такие, которые являются образцовыми. У нас есть связь с Берлином, Будапештом, Таллином, Нью-Йорком, Чикаго и другими центрами мировой активности. По сути, все, строящие свою работу на принципах экоустойчивости, и являются теми, кто занимается развитием этого движения в Украине.

Первые проекты появились когда такого понятия как «Sustainable Fashion» вовсе не существовало. Тогда они не выделялись в какое-то особенное направление. Задум просто имел свою концепцию, где публично говорили о тревожащих явлениях и своей деятельностью предлагали альтернативный путь.

Не всегда наличие организации свидетельствует об успехе дела. Организация может наделать много шума, но не дать хорошего плода.

А что в нашем случае является плодом? Это когда молодые дизайнеры, студенты твердо решают строить свою работу только на принципах экоустойчивости и делают это. Когда люди, задумываясь о покупке, сперва изучают бренд, определяют его sustainability. И покупают лишь то, что соответствует этой норме.

Желательно – местного производителя. Когда СМИ перестают размещать на своих страницах информацию о «быстрой моде»,отдавая предпочтение локальным устойчивым проектам. А предприниматели заполняют ассортимент своих магазинов sustainable fashion брендами. Опять-таки, местными. Когда вещи всеми нами тщательно выбираются, ценятся, носятся долго, чинятся, перешиваются, донашиваются… Когда реально происходят изменения. Красиво поговорить можно о многом. Одни слова ничего не меняют. И в нашем разговоре будет смысл только в том случае, если хотя бы один читатель этой беседы пересмотрит свои привычки и мировоззрение, глубоко изучит вопрос движения Sustainable Fashion, определит для себя круг вещей, которые он точно не будет покупать и действительно отныне будет приобретать другую одежду. И не для того, чтобы с ее помощью нечто из себя представлять и что-то ею компенсировать.

А для того, чтобы она защищала тело от механических повреждений, климатических факторов, исполняла нравственные и социальные функции. Говорила об исторической и культурной принадлежности человека. Удовлетворяла эстетически, соответствовала личному вкусу, стилю и потребностям.

Анніс, чи можете спрогнозувати переспективи розвитку « Sustainable Fashion» в індустрії моди?

Я ранее уже говорила, что сегодня мировая модная индустрия держит курс на«устойчивость». Основное направление этого перехода – экология. В рамках ООН подписываются соглашения, Дома Мод один за другим делают официальные заявления о своем новом Sustainable Fashion курсе.

Это не значит, что вся индустрия перестраивается. Речь идет только о сегменте luxury (товары роскоши). Владельцы бизнеса «быстрой моды» – а это практически все массмаркеты-бренды – на это не идут и не пойдут. Такой переход гарантирует им разорение, так как противоречит принципам работы и тем способам, с помощью которых они получают свой доход. Тем не менее, среди них есть такие, которые вводят в свои компании отдельные экоустойчивые элементы и запускают линейки вещей Sustainable Fashion. Такая одежда – неосновной источник дохода для них. Скорее, это дань моде и тенденциям развития общества.Такой себе откуп от пристальной слежки за компанией со стороны активистов Sustainable Fashion. Есть компании, которые изначально строили свою деятельность на принципах экоустойчивости. Они обязательно делали капиталовложения из многих нулей, позволяющие создать в ходе работы большой оборот средств. Такие компании являются образцами бизнеса модной индустрии с направленностью в sustainability. Они успешны и служат вдохновением для тех, кто хочет организовать дело в сфере моды, но выстроить его без вреда для планеты и еежителей. Сегмент luxury представлен огромными концернами – законодателями моды. Они владеют всеми необходимыми ресурсами и технологиями для создания любого продукта и глобального спроса на свой товар. Как со стороны прямых покупателей, так и со стороны международной сети производителей-подражателей. Небольшие локальные бренды этого не имеют. Поэтому сегодня деятельность таких проектов под угрозой исчезновения и скорее напоминает «дело для души», чем основной способ заработка денег.

[youtube v=”ZoiU8sprXpQ”]

Sustainable Fashion локальным проектам еще сложнее. Они не могут конкурировать со своим продуктом в мире, где ключевым аргументом к покупке является трендовость, низкая стоимость товара или его статусность. Создание хорошего, красивого, качественного, устойчивого – это процесс очень трудоемкий, энергоемкий и затратный по времени. Поэтому полученное в такой способ изделие стоит в разы дороже, чем предлагаемый массовым рынком аналог. Цена может достигать уровня стоимости luxury. Но вещь к данной категории не относится. Из чего следует,что те, кому вещь нравится – не готовы за нее столько платить. А те, кто привык тратить наодежду подобные суммы – не будут этого делать, так как строго следуют обычаю покупать иносить определенные бренды, принятые в их кругу. Таким образом локальная экоустойчивая одежда оказывается между мирами, так как покупательский рынок Sustainable Fashion несформирован ни в Украине, ни в мире. Сознание людей массово не перестроено на новый лад.

Який прогноз можна зробити для України в цьому питанні?

Если же навести фокус на Украину, то мы увидим, что ее Sustainable Fashion направление здесь представлено именно маленькими местными дизайнерами и марками. Которые, к тому же, стараются продавать свои изделия заграницей.

Не из-за принципа какого-то, а по причине отсутствия спроса у местного населения. В Европе и Америке их одежда реализуется в первую очередь не потому что она экоустойчивая. А потому что интересная, необычная, качественная и доступная, так как жители стран этого региона имеют более высокий уровень дохода и меньшезависят от статусности вещей.

Поэтому перспективы развития Sustainable Fashion в Украине зависят в первую очередь оттого, поднимется ли уровень платежеспособности наших соотечественников и будут ли они в своих покупках отдавать предпочтение местному экоустойчивому производителю.

Як вважаєте, скільки потрібно одягу щасливій людині?)

То, сколько человеку нужно одежды – на столько же индивидуально , как и вопрос ее стиля. Все зависит от потребностей людей, образа жизни, профессии, региона проживания. Нам, северянам, меньше повезло в этом смысле, если сравнивать себя с жителями юга. У них всегда лето! Красота. Нам же необходимо иметь в своём распоряжении одежду на все сезоны года : от -15 до + 35 градусов. В целом, большое количество вещей затрудняет выбор.

Те, кто стоят у раскрытого шкафа и сокрушается о том, что им нечего надеть – в основном это люди, у которых шкаф изобилует вещами. Куда проще живётся тем, кто имеет в распоряжении их ограниченное количество. Например, несколько брюк, юбок, платьев, рубашек и футболок, пару костюмов,свитеров.

Это полноценный универсальный гардероб на все случаи жизни. При этом вещи обязательно должны быть подобраны таким образом, который позволит умело сочетать их другс другом и всегда выглядеть по-новому благодаря фантазии и удачным комбинациям.Есть люди, которые довольствуются совсем малым. Для них даже такой скромный гардероб светского человека – явление совершенно лишнее. Часто количество одежды растёт из-за того, что ее покупкой человек пытается сгладить стресс. Это сродни ситуации : « Я много ем, когда нервничаю. Ем и толстею». Шоппинг – это невыход. Часто человек не может найти именно такую вещь, которая ему нужна. И заменяет ее множеством других, которые содержат в себе похожие на неё детали : в чем-то цвет нравится, в чем-то вырез, в чем-то длина, в чем-то рукав… В итоге одежды много, но той самой, любимой,в которой готов ходить и днём и ночью – такой нету. Таким образом вещи в шкафу просто висят, никто их не носит, пылью припадают, дышать мешают. В таких ситуациях я готова прийти напомощь.

Потому что моя одежда AZAVA создаётся по индивидуальному заказу людей,учитывая все их особенности и пожелания. В человеческой жизни очень много лишнего: покупок, действий, желаний, чувств,мыслей…Все это забирает наши силы, время, таланты… Отдаляет нас от близких людей . Потому что отношения требуют самых больших вложений души. В сложные для себя периоды все люди сходятся в том, что ценность жизни заключается в « простых радостях» : увидеть весной первый ключ птиц, зачерпнуть ладонью холодной и сладкой родниковой воды, среди серого,затянутого тучами неба заметить маленький пробивающийся луч солнечного света, вдохнуть нежно и осторожно аромат сирени, летом попасть под тёплый дождь, посмотреть в глаза любимому человеку… Видите, настоящие радости никак не связаны с деньгами, местом в социуме и профессиональной реализацией. В нашей жизни все должно находиться строго насвоих местах. И если мы говорим о покупках и количестве вещей – их должно быть ровно столько, сколько вам нужно. Но нужно именно для тихой, радостной жизни. Чтобы душа не разрывалась на части, а была в умиротворении. Красивое слово – умиротворение. Кому интересно , может поразмышлять о его значении. Оно связано с покоем, но обозначает другое…Содержит в себе подсказку роли человека в мире, и его места в нем. Вообще, умиротворение – это нормальное, естественное состояние для человека. Только мы об этом забыли. Позволили себя убедить в обратном.

Если представить, что люди прекратили тратить себя на лишнее – сколько же сил, времени и вакантных денег у нас в одночасье появится.

Ведь их не обязательно на себя тратить.Вокруг очень много людей, которые нуждаются во внимании и материальной помощи. Быть нужным человеком – легко. Необходимо отказаться от лишнего – и это даст ресурс для помощидругим.

Давайте вместе подумаем об этом.

Еще раз благодарю Вас за беседу и буду рада ответить на все возникшие у ваших читателейвопросы. Ко мне можно обращаться напрямую через страницу в Facebook.

Сайт моего проекта – azava.org.

Анніс Захарова: про рух свідомої моди «Sustainable Fashion» в Україні та світі. 2

Читайте статтю про те, як українські дизайнери використовують віртуальну реальність для промоції своєї продукції в Україні та за кордоном.

Мурали новітній вандалізм чи ні

Мурали: ознака креативного міста чи новітній прояв вандалізму?

{:uk}

“Почуття міри в мистецтві – все”. Анатоль Франс

Мурали — самобутнє мистецьке явище, що дійшло до нас з античних часів, а його виникнення пов’язують з наскельним стінописом. Такі малюнки традиційно виконуються безпосередньо на поверхні стіни або ж на штукатурці, як правило оперують зі значними площами. Витвори мистецтва такого жанру виглядають монументально та велично, звідси і назва його різновиду — монументально-декоративний.

Значного поширення стіновий монументальний живопис набув у оздобленні сакральних споруд, чим довгий час закріпив за собою “церковний “характер, відродившись у інших проявах набагато пізніше, як от при оздобленні інтер’єрів палаців, де використовувалась вже інші теми та сюжети. Пізніше, коли було усвідомлено універсальність муралів, сфера їхнього вжитку значно розширилась, що дозволило в радянські часи використовувати їх з метою пропаганди.

Фрески центрального куполу Софії Київської, м.Київ
st-sophia.org.ua

Паралельна гілка розвитку муралів прямує з народного мистецтва. Що характерно, тут стіни розписувалися не тільки зсередини, але і ззовні. Стіни прикрашали простим геометричним орнаментом, іноді рослинним або тваринним без вдавання до продуманих сюжетів та зображень людей.

Ще одна версія походження монументального живопису у його сучасному вигляді — Мексика 20 століття. Ця гіпотеза навіть логічніша, бо історичний бекграунд у цьому плані у нас з Мексикою подібний — розквітом культури муралізму відзначилися революційні та реформаторські зрушення у суспільстві. У нас же сплеск масового поширення муралів  припав на Революцію гідності – одну з найвизначніших подій початку 21 сторіччя в історії України.

Мурали: ознака креативного міста чи новітній прояв вандалізму? 3
Київ. Мурал. Андріївський спуск

Щоправда не завжди мурали супроводжують бурхливі періоди історії людства, у період стагнації та закріплення позицій їм відведене особливе місце. У другій половині 20 століття надзвичайно популярним стало радянське монументально-декоративне мистецтво, воно ж — близький родич сучасного “муралізму”. Однак у цьому випадку малюнки на всю стіну не мали на меті піднесення культури у суспільстві, прикрашання міського середовища, тощо.

Радянська мозаїка на фасаді у Бухаресті, Румунія
tumblr

Cпочатку спадає на думку радянські мурали та мозаїчні панно, що дійшли до наших часів продумані до найдрібніших деталей, якісно зроблені та дійсно мають неабиякі декоративні якості, хоча це не першочергова мета, яку вони переслідували. Будучи частиною мистецької течії так званого соціалістичного реалізму, вони можуть бути розцінені як елемент політичної пропаганди.

Радянський монументальний живопис у м. Вологда
cultinfo.ru

Це ні в якому разі не знецінює визначних зразків жанру, але ставить під сумнів трактування такого мистецтва як способу самовираження та політично незаангажованої творчої експресії.

Радянські мозаїки у кінотеатрі “Киів”
Радянські мозаїки у кінотеатрі “Киів”, wired.com

До подібної функції мурали вдаються і зараз: навіть якщо це і не напряму донесені через зображення політичні чи суспільні сюжети-персонажі, опосередковано вони все одно впливають.

Прикладом може бути жваве обговорення нових муралів у пресі:
“За нового мера місто стало значно красивішим та яскравішим — стільки нових малюнків з’явилось, навіть у нашому віддаленому мікрорайоні, це доводить, що міський муніципалітет дійсно турбується про середовище, у якому ростуть наші діти, навіть туристи приїжджають подивитися на наші мурали!”.

Кому ж ще, як не туристам та гостям міста, насолоджуватися мистецтвом у такому вияві, коли у місцевих жителів є незадоволені потреби, пов’язані з комфортним існуванням у міському просторі, і це далеко не завжди є потреби естетичні. Замовником муралів часто виступає міська влада чи органи місцевого самоврядування, виходить, що такі позитивні зміни у місті (ще б пак! Це спрацьовує вау-ефект) напряму асоціюються з міською владою, роблячи їй уявний “плюсик у карму”. Хоча вода в крані досі холодна.

Для рядового жителя міста спрацьовує дуже простий логічний зв’язок, заснований на ієрархії потреб: якщо мистецтво розвивається такими темпами, певно ж базові потреби вже задоволені і це не підлягає оскарженню.

невдалий приклад, але тільки не це((((

Попри свої колосальні розміри, мурали радше є крихітною скалкою у власному оці, яку ми відмовляємось бачити, ніж колодою у чужому, яку ми зазвичай бачимо здалеку — муралами, пам’ятниками та іншим благоустроєм так зручно прикривати інші, глобальні проблеми. Тож чи вважати за таких умов мурали мистецтвом? І так, і ні.

Щоб уникнути неточностей у тлумаченні понять слід раз і назавжди провести межу між муралами та стріт-артом.

Стріт-арт виявляє наявні проблеми у суспільстві, мурали — маскують, хоча останнім часом поширюється тенденція муралів гострої соціальної тематики.

Стріт-арт — виключно некомерційне мистецтво, характерною рисою якого є вільна творча експресія та його “напівзаконна” природа. Не дивно, що з таким самовираженням активно борються представники муніципалітету та власники “полотен” на яких був створений такий живопис (зазвичай це фасади будівель, огорожі, МАФи, паркани), вважаючи вуличне мистецтво чистої води актом вандалізму.

 

На цьому фоні виникає дилема: вандалізм задіяний по відношенню до стріт-арту це тоді що? З цим питанням ми розбиралися у одному з минулих матеріалів.

До категорії стріт-арту можна віднести і графіті, які не завжди мають естетичний вигляд і художню цінність, проте як ніщо інше відображають настрої у суспільстві тому що не підпорядковуються цензурі. Крім цього незалежне вуличне мистецтво є більш чутливим до контексту середовища, у якому воно з’являється, граючи з характером оточення, окремими деталями. Справжнім майстром контексту є Гамлет, своїми роботами він надає закинутим околицям географії та руїнам нове життя і при цьому не руйнує візуальним шумом їх тихий спокій, інтегруючись у міський простір дуже тактовно та делікатно.

Роботи гамлета у Харкові
Роботи Гамлета у Харкові moniacs.kh.ua
Роботи Гамлета
Роботи Гамлета

Мурали ж найчастіше є саме комерційним мистецтвом, тому не можна стверджувати, що вони транслюють цінності суспільства, правильніше буде сказати, що це трансляція державного замовлення на мистецтво, побудована виключно на їхніх власних уявленнях про прекрасне. Детально розкриває цю теорію у своєму дослідженні Mistosite.

Як приклад у одному з розділів вони наводять мурал, що зображує Петра Набойченка на багатоповерховому житловому будинку в центрі Харкова. Від себе додамо, що малюнок був створений у 2013 році, тобто ще до прийняття Закону про декомунізацію і досі до нього не було застосовано жодних мір.

Враховуючи контекст середовища (це ледве не єдина “сталінка” цій частині міста, все інше представлено дореволюційними прибутковими будинками, міськими садибами) маємо конфлікт міських символічних просторів.

Створення Муралу Герою Радянського Союзу Петру Набойченко
Створення Муралу Герою Радянського Союзу Петру Набойченко

Звісно, уславлювати у мистецтві захисників держави річ непогана, проте чи доцільно робити це з таким пафосом?

Білорусь. Жодіно. Мурал. ПостСССР
Білорусь. Жодіно. Мурал.

Окрім муніципалітетів замовниками муралів можуть виступати інші значні гравці урбаністичної сцени, як от керівництво крупних підприємств, що мають вплив у місті або ж світові бренди з метою реклами.

Однак інколи все вуличне мистецтво узагальнено називають стріт-артом не розрізняючи відтінки сенсу між складовими.

Некомерційне вуличне мистецтво через призму вандалізму розглянули, а як бути з комерційним?

Себто з муралами від всесвітньо відомих художників, які замовляють державні органи?

Слизьке питання, та якщо говорити про загальні закономірності — так. Особливість вуличного мистецтва полягає у взаємодії з навколишнім середовищем і крім критерію “естетичність” у гру вступає “доречність”. Таким чином об’єктивно художньо та змістовно цінний як окремий виставковий зразок малюнок може опинитись недоречним у конкретному місці і програвши битву з контекстом отримати негативну реакцію.

Подібна ситуація сталася з муралом на станції метро “Осокорки” у Києві.

Мурал на осокорках
Фото: Сергій Марченко

 

Не на руку йому зіграло ще й те, що це кооперація багатьох митців, що працюють у різних стилях і їхні роботи, тематично і колористично дуже різні, поєднані у хаотичному порядку — це створює у мінімалістичному інтер’єрі станції, яка сама по собі була завершеним втіленням задуму архітекторів, недоречний візуальний та інформаційний шум.

Мурали: ознака креативного міста чи новітній прояв вандалізму? 4

Іронічно вийшло, враховуючи що замовником шуму було державне підприємство “Центр захисту інформаційного простору України”. Підприємство, підпорядковане Міністерству інформаційної політики, уклало договір з ФОП Денисом Смачелюком 17 вересня. Мурал визначено, як соціальну рекламу на тему «зміцнення національної єдності».

Робота наштовхнулась на хвилі критики з усіх боків і сухим з води не вийшов ніхто. Отже навіть роботи художників зі світовим ім’ям можуть бути цілком недоречними, потрапивши в несприятливе середовище, що викривляє їх сприйняття і при цьому саме значно втрачає у естетиці.

 {:}{:en}“A sense of measure in art is everything.” Anatole France

A mural is an original artistic phenomenon that has come down to us since ancient times, and its origin is associated with rock paintings in ancient caves. Such drawings are traditionally executed directly on the surface of the wall or on the plaster and usually operate with large areas. Works of art of this genre look monumental and majestic, hence the name of its kind — monumental-decorative.

Фрески центрального куполу Софії Київської, м.Київ

Significantly, the wall monumental painting was a long time associated with the decoration of domes of sacred buildings, which for a long time consolidated its religious character, until it was reborn in other manifestations much later, as in the interior decoration of the palaces, where finally other themes were used. Later, when the universality of the murals was fully realized, the scope of their apply considerably expanded, which allowed them to be used in propaganda in Soviet times.

The parallel branch of the mural development goes from folk art. What is special, here the walls were painted not only from the inside but also from the outside. The walls were decorated with a simple geometric pattern, sometimes plants or animals, without using thoughtful scenes and images of people.

Another interesting version of the origin of wall-paintings in its modern form is Mexico in the 20th Century. This hypothesis is even more clear because our historical background at some point is similar to Mexico: the revolutionary and reformist changes in society came out as the flowering of the muralism culture. At the same time, a splash in the mass distribution of murals in our country fell on the Revolution of Dignity, one of the most significant events of the 21st century in Ukrainian history.

However, not always the art accompanied turbulent periods of human history, in the period of stagnation and consolidation of positions they also devoted a special place. In the second half of the 20th century Soviet monumental and decorative arts became extremely popular, and it is a close relative of modern “muralism”. However, in this case, the drawings for the entire wall did not aim at raising the culture in society, decorating the urban environment, and so on.

Радянська мозаїка на фасаді у Бухаресті, Румунія

Of course, the Soviet monumental art and mosaic panels, which have survived till nowadays, are thought to have been devised to the smallest details, are well-made and indeed have great decorative quality, although this was not the primary goal they pursued. Being a part of the artistic trend of so-called socialist realism, they can be regarded as an element of political propaganda.

It does not in any way diminish the masterpieces of the genre, but questions the interpretation of such artists as a way of politically unbiased creative expression.

To this kind of function, the murals are resorted to now: even if they are not directly transmitted through the image of political or social plot subjects, they indirectly influence them all the same. A good example is the lively discussion of new murals in the local press: “Thanks to the new mayor the city became much more beautiful – so many new murals appeared, even in our distant neighbourhood, this proves that the city’s municipality is really concerned about the environment in which our children grow, even tourists often come to see our murals!” Who else, if not for tourists and city guests, need this art in such an unconvenient situation where locals have unsatisfied needs related to the vital issues such as comfortable life in city’s space, and it is not always about aesthetic needs. The client of the murals is often the city government or local self-government, it turns out that such positive changes in the city (even if it’s a wow effect) are directly associated with the city authorities, making it an imaginary “bonus in karma”. For the average citizen of the city, a very simple logical connection, based on the hierarchy of needs, is triggered: if art develops at such a speed, basic needs are likely to be already satisfied, aren’t they? This is a tool of manipulation of public consciousness, absolutely sure of it.

In spite of their colossal size, the murals are rather a tiny grain in our own eyes, which we refuse to see, than a deck in the eye of a stranger, which we usually see from far away. Murals, monuments and other amenities are extremely convenient to cover global problems. So, in such circumstances, are murals still considered a piece of art? Both yes and no.

In order to avoid inaccuracies in the interpretation of concepts, you should once and for all make a distinction between the murals and independent street art. If to speak at all, street art uncovers problems which exist in society, murals –disguise them, although recently the tendency of murals to appeal to acute social issues has spread.

Street art is exclusively non-commercial art, the main characteristic feature of which is to be an act of free creative expression and also its semi-legitimate nature. Not surprisingly, with such self-expression, the representatives of the municipality and the owners of the “canvases” are actively struggling to create such a “masterpiece” (usually these canvases are the facades of buildings, fences), considering the street art of pure vandalism. On this background appears the dilemma: if not vandalism is considered to be street art, then what?

The category of street art can include graffiti, which does not always have the aesthetic appearance and objective artistic value, but in the best way reflects the mood in society because street art works are not subject to censorship. In addition, independent street art is more sensitive to the context of the environment in which it appears, playing with the nature of the environment, with specific details. Hamlet, the Ukrainian street-artist is a real master of the context. By his work, he gave new life to the forgotten areas of Kharkiv geography and famous city ruins, and at the same time, he did not destroy their quiet peace of mind by visual noise, integrating into the urban space very tactfully and delicately.

Murals are often a sample of commercial art, therefore, it can’t be broadcasted only as a state-regulated order for fine art, built exclusively on the government’s own ideas about the nature of art. This theory explains in detail in its study of Mistosite. As an example in one of the chapters, they present an image of Peter Naboichenko (Second World War Soviet soldier) on a multistory house in Kharkiv. We would like to add that the picture was created in 2013, that is, before the adoption of the Law on Decommunization and until now, no actions were applied to it. Taking into account the context of the environment (this is hardly the only “Stalinka” of this part of the city, everything else is represented by pre-revolutionary houses, city manors), we have here a conflict of urban symbolic spaces. Of course, glorifying our defenders is a good thing to do, but is it worth to do it with such a pathos?

In addition to municipalities in commercial monumental art, other important players in the urban scene can act as customers, such as the management of large enterprises that have an influence in the city or world known global brands for advertising purposes.

However, sometimes, all street art is generally called street art without distinguishing the shades of meaning between the components “murals” and “independent street-art”. So we’ve already reviewed non-commercial street art through the prism of vandalism, but how to be with commercial one? That is to say, with murals from world-famous artists which government agencies have ordered? Slippery question, and if we talk about general laws – yes.

The peculiarity of street art lies in the interaction with the environment and in addition to the criterion of “aesthetic” comes the “appropriateness”. Thus, an objectively artistically and meaningfully valuable as a separate exhibition pattern, a picture may prove to be inappropriate in a particular place and get a negative reaction. A similar situation occurred with the murals at the Osokorki metro station in Kyiv, the capital of Ukraine.

The situation was even more complicated since this mural was a collaboration of many artists who were working in different styles and their works, thematically and colourfully very different, were combined in a chaotic manner – so that they have created in a minimalist interior of the station inappropriate visual and informational noise. It was ironic that the state-owned enterprise “Center for the Protection of the Information Space of Ukraine” has ordered this noise. The work came across a wave of criticism from all sides and nobody got dry out of the water.

Consequently, even the work of world-renowned artists may be completely inappropriate and considered an act of vandalism while being placed into an environment that distorts perception of these art pieces and thereby significantly loses its own aesthetics too.{:}